?

Log in

Previous Entry | Next Entry

КАВКАЗСКИЕ ПЛЕННИЦЫ

Операция по наведению конституционного порядка в Чеченской республике, которую проводит экс-президент, а ныне премьер Путин, имеет очень многочисленные ответвления. Одно из них затрагивает непосредственно Тверской регион, а конкретно, поселок Сахарово. Дело в том, что там, в общежитиях Тверской государственной сельскохозяйственной академии, проживают уроженцы Чечни. И ведут они себя там, мягко говоря, крайне нагло и вызывающе. С тех пор, как в общежитиях ТГСХА №9 и №8 появились коменданты чеченской национальности, эти два общежития стали чуть ли не суверенной территорией независимой Ичкерии, неким анклавом внутри старинного русского города Тверь. При явном попустительстве руководства сельхозакадемии, участковых инспекторов, а впоследствии и сотрудников Заволжского РОВД постепенно весь поселок Сахарово начал рассматриваться горцами как своя территория. А на захваченных территориях оккупанты никогда не церемонились. Примерно так же вели себя в Сахарове чеченцы. Местное население, особенно беззащитные студентки из общежитий ТГСХА, воспринимались ими как крепостные девки, у которых есть хозяева-кавказцы.

Мы нисколько не сгущаем краски. Все происходит в Сахарове именно так. Только что поступившие в академию первокурсницы пишут в своих заявлениях в правоохранительные органы следующее: "Мы поселились в общежитии, начали обустраивать комнату, потом пошли в душ. Чеченцы выбили дверь в душевую и стали над нами издеваться. Не давали полотенца, чтобы мы прикрылись, смеялись и нецензурно выражались. Только когда мы стали громко кричать о помощи, они ушли, но обещали заходить к нам каждый день. Мы сразу пожаловались коменданту, но он не принял никаких мер".

А вот выдержки из другого заявления студентки ТГСХА: "Я вышла в коридор, чтобы зайти к своей подруге в другую комнату. В коридоре мне навстречу шли два чеченца. Они были явно пьяные. Поравнявшись со мной, они сказали, чтобы я шла вместе с ними в их комнату. Я отказалась. Один из них меня ударил по щеке, так как чеченцы не привыкли, когда им отказывают. В это время проходил мой знакомый. Он стал меня защищать. Чеченцы сразу набросились на него. Тут еще выбежали четверо чеченцев, и все стали его избивать. Парня били очень жестоко. Я стала звать на помощь и побежала к сотруднику ОМОНа, который проживает на первом этаже. Тот сказал, чтобы мы заперлись в комнатах, а сам поспешил на помощь к избиваемому".

Такие заявления неоднократно писались в Заволжский РОВД. Только первыми к заявительницам [вслед за обращением в милицию. - Ред.] приходили чеченцы. Об этом тоже стоит призадуматься.

Это, представьте себе, самые рядовые происшествия, которыми изобилует сахаровская жизнь. В декабре прошлого года произошел вопиющий случай. Девушка-студентка была изнасилована и убита одним из представителей чеченской национальности. Уголовное дело, естественно, до сих пор не закрыто. Подозреваемого не могут найти, хотя все знают, чьих это рук дело. Когда похожее произошло в Чечне во время боевых действий, из факта гибели девушки-чеченки местные жители сделали скандал мирового значения. Здесь же, в Твери, они позволяют себе дела похлеще и, чуть что, сразу же прикидываются угнетаемыми и притесняемыми.

Изображать из себя бедных овечек чеченцы из Сахарова стали после рейда тверского ОМОНа, проведенного совместно с сотрудниками паспортно-визовой службы и участковыми инспекторами. У некоторых "гостей" из Чечни явно не было необходимых документов, позволяющих им проживать в общежитии №9 ТГСХА. Но документы им без надобности. Они плевали даже на то, что общежития закрывают в 12 часов ночи. У всех кавказцев с благословения коменданта есть собственные ключи от входной двери. Видимо, как у хозяев, у них есть ключи и от всех комнат!

Ряд горцев попытались оказать сопротивление сотрудникам ОМОНа. Но даже за это они не поплатились, как следовало. Их просто препроводили в РОВД. На защиту "обиженных" грудью встала адвокат Морозова, подстрекая своих подопечных к неповиновению. Она, видимо, насмотрелась американских фильмов, где задержанные отказываются давать объяснения без адвокатов. Правда, по существующему в России законодательству, адвокат может вступаться за своего подопечного отнюдь не сразу. После рейда ОМОНа в Тверь приехала телевизионная группа с телеканала "REN-TV". Корреспондент Алексей Громов снимает и потом выдает в эфир душещипательную мелодраму о том, как маленьких, бедных студентов-аграриев из охваченной войной крохотной, но гордой республики мучают и бьют кровожадные тверские омоновцы. Ни одного интервью русских студенток ТГСХА в репортаже, естественно, не было. Иначе не получилось бы отработать "заказ".

А сейчас все складывается для кавказцев как нельзя лучше. Во всей стране с подачи центрального телеканала их жалеют, в Твери с подачи корреспондента "Вече Твери" Мандрик вообще о них слезы льют. Впору собирать гуманитарную помощь и посылать несчастным для подкрепления сил.

Во всей этой истории много попустительства и даже преступной халатности руководства ТГСХА. А решить проблему возможно двумя способами. Либо поселить в общежитиях ТГСХА полтора десятка сотрудников ОМОНа, либо заменить коменданта-чеченца. Иначе в старинном русском городе Твери русские жители будут продолжать чувствовать себя рабами кавказцев.
Борис Антропьев

УДАР В СПИНУ


Поселок Сахарово за последние 10 лет превратился в криминальный гнойник, гнездо хулиганов, характеристика которых - почти бандиты. Предыстория последних событий, как в кривом зеркале, отразившихся в газете "Вече Твери" в статье ее корреспондента Ирины Мандрик (№78 от 18.10.01 г.), является совершенно иной.

"5 октября 2001 года в 23.35 я возвращался из Твери в Сахарово с другом. Проходя мимо бильярдного клуба "Пирамида", мы увидели двоих чеченцев, стоявших возле автомашины "ВАЗ-21099", "серебристый металлик". Один из них, увидев меня, сделал два выстрела в воздух из огнестрельного оружия, после чего они сели в машину и скрылись. Позже я узнал, что один из чеченцев был Адам, который приехал к брату в общежитие №9 ТГСХА".

Это выдержка из докладной милиционера-водителя моторизованного взвода ОМОН своему командиру полковнику Еремееву. Наверное, этот случай и общая обстановка в общежитии, где живет сотрудник ОМОНа, вынудили его подробнее рассказать в докладной об общей атмосфере страха и забитости студентов и особенно студенток перед распоясавшимися "лицами кавказской национальности". Послушаем его:

"В общежитии проживает много лиц кавказской национальности, в основном чеченцы. У этих лиц проживают периодически такие же "лица", которые не являются студентами ТГСХА. По отношению к проживающим студентам данные граждане ведут себя нахально. Неоднократно нарушают общественный порядок. Высказывают угрозы в нецензурной форме. Угрожают физической расправой проживающим студентам. Пристают к русским девушкам. Ко мне, зная, что я сотрудник ОМОНа, неоднократно обращались студенты и студентки с просьбой защитить их от хулиганских действий кавказцев. Я неоднократно делал замечания кавказцам, требуя прекратить хулиганские действия. Поэтому они относятся ко мне отрицательно, высказывают в мой адрес угрозы, в том числе физической расправой. Гражданам я советовал обращаться в Заволжский РОВД с заявлениями на хулиганские действия лиц кавказской национальности. Проживающие в общежитии студенты боятся писать жалобы, так как боятся мести чеченцев. Комендант [общежития - Ред] является лицом кавказской национальности, поэтому он никак не реагирует на жалобы студентов и хулиганские действия чеченцев".

Литературным изыском текст не обладает, зато точно рисует обстановку в общежитии академии, руководимой профессором Александром Ходыревым.

То, что в общежитии нарушается паспортный режим, что это находится вне внимания руководства академии и РОВД Заволжского района, известно было давно. Выстрелы, докладная только подтолкнули провести операцию по плану УВД с привлечением паспортно-визовой службы, управления участковых инспекторов. Для прикрытия попросили тверской ОМОН выделить сотрудников, учитывая "неадекватную" обстановку в Сахарове.

Так что проверку паспортного режима, как утверждает Ирина Мандрик, проводили не бойцы ОМОНа, и это первая, мягко говоря, неточность в публикации. Если бы мы привели здесь высказывания жителей Сахарова в адрес газеты "Вече Твери" и ее корреспондента Мандрик, пришлось бы после каждого слова ставить многоточие, настолько крепкими были выражения из так называемой ненормативной лексики. По их словам, статья - нагромождение лжи и нелепиц от начала и до конца, и ребята из ОМОН убеждены, что она носит заказной, проплаченный заинтересованной стороной, характер.

"В комнате 304 лица кавказской национальности на законные требования предъявить документы оказали сопротивление, выражаясь нецензурно, пытались ударить в пах ногой, а кулаком в лицо. Отличился Исаев Арби Магомедович, который попытался сбежать. В комнате 324 чеченец Лом-Али Джебраилов (это его брат Адам стрелял ранее в воздух. - Прим. авт.), проживающий без регистрации, оказал сопротивление, предъявить документы отказался. Все они были приведены в РОВД", - рассказывают бойцы ОМОН.

Всего задержали 8 человек за нарушение паспортного режима, других задержали сотрудники ГИБДД.

В милицию на помощь задержанным быстро примчался адвокат, точнее - адвокатша Морозова. Обзывала дежурных нехорошими словами, требуя освободить задержанных", - рассказывают с удивлением бойцы, привыкшие уважать представителей закона. "Какой там перелом костей со смещением, сотрясение головного мозга - чушь все это", - так удивляются информации статьи Мандрик ребята из ОМОН.

Что касается налогового инспектора из Чечни Адама-Али Джебраилова, то выяснилось, что никто в Тверь из Чечни не был откомандирован, а если бы был, то, согласно правилам, он должен был зарегистрироваться в налоговой инспекции, так что это ложь. Тогда откуда у "инспектора" пистолет?

Такой рейд нужно было осуществить давно.

Не только студенты, но и жители Сахарова терроризируются "лицами кавказской национальности". Девушки-студентки уходят из общежития, ищут частные квартиры, чтобы уйти от страшной действительности. Комендант-чеченец плюет на правила, кстати, 12 октября, во время рейда, у себя в помещении он прятал трех своих земляков от контактов с ОМОНом. Если ректор Ходырев пасует перед беззаконием, тогда зачем академии такой робкий руководитель?

Теперь о личной претензии к Ирине Мандрик командира ОМОНа Игоря Еремеева. Он не отказывается встречаться с прессой - этому свидетельством служит данная публикация. На просьбу корреспондентки он попросил ее отложить встречу, так как в тот момент спешно изыскивал по телефону спонсоров, которые бы помогли купить лекарства для заболевших в Чечне своих подчиненных - у ребят желтуха. "Нет, меня это не устраивает", - ответила Мандрик и выдала читателям субъективный, искажающий ход событий материал.

После таких публикаций чеченцы с новой энергией начнут затаскивать русских девушек в свои комнаты. А наши русские студенты, "ботаники в очках", и не подумают их защитить. Господин ректор Ходырев будет продолжать призывать не выносить сор из избы, накоплению которого своим безразличием сам способствовал.

Сотрудники тверского ОМОНа не привыкли жаловаться на трудность своей службы и житья-бытья. Скажем за них мы, пользуясь случаем. Сейчас в Чечне в командировке 45 человек, готовы к отъезду на замену 30 сотрудников. Предстоит нелегкая и опасная работа в течение трех месяцев, и это за 15 тысяч рублей, на которые должны прожить их семьи. "Я благодарен женам своих ребят, тянущих семьи без мужчин", - говорит Игорь Еремеев. Там Чечня, тут Чечня - всюду сложная обстановка, людей не хватает, много чего еще не хватает, а тут еще удары в прессе, которые так и хочется им назвать предательскими. Последнюю фразу омоновцы просили в печати не публиковать. Но мы все же решили сказать правду, с которой согласны.

Борис Ершов, РОНС